«Образование детей — это инвестиции в будущее страны»

Интервью с волонтёром проекта «Ангелы Свободы»

28 июня 2024

Наталья Хомышина
Наталья стала волонтёром фонда в феврале 2024 года. Она родилась в Украине, но уже больше десяти лет живет в Доминикане. На родине у неё остались семья и друзья. Расстояние не стало препятствием для помощи детям в Украине. Мы поговорили с Натальей о Доминикане, о том, почему необходимо помогать школам и детсадам во время войны и о важности участия детей в волонтёрской деятельности.
— Наталья, расскажите немного о себе.
— Я родилась в Украине. Уже много лет я живу в Доминикане. Я консультант по маркетингу и коммуникациям. Работаю в основном с сектором B2B (Business-to-Business), имею большой опыт работы на юридическом рынке Украины и Латинской Америки. Также занимаюсь политическими коммуникациями. Большинство моих клиентов находятся в Латинской Америке и США, хотя это никогда не было ограничением, я открыта для сотрудничества в других странах. У меня почти 20 лет опыта работы в сфере маркетинга и связей с общественностью в различных отраслях. Я возглавляла отделы маркетинга и развития бизнеса в ведущих юридических фирмах Украины и Доминиканской Республики. Также я работала в маркетинговых и PR-агентствах. Имею большой опыт кризисных коммуникаций. Я руководила различными проектами, связанными с политически чувствительными вопросами и отношениями с правительством, включая проекты судебного PR для клиентов юридических фирм. Также я оказываю помощь в создании имиджа и позиционирования политиков, партий, организаций и управлении репутацией общественных деятелей.
— Какой интересный и богатый у вас послужной список! Расскажите, пожалуйста, как вы оказались в Доминикане?
— Мне повезло поучаствовать в проекте Министерства Туризма Доминиканской Республики ещё в 2006 году, когда я работала в украинском PR-агентстве с клиентами из туристической отрасли. Мне очень понравилась страна ещё тогда. Решение о переезде я приняла в 2013 году, мне показалось это хорошей идеей, и я никогда не жалела об этом. Сразу же я начала работать руководителем маркетингового отдела в ведущей юридической фирме страны. Страна для меня открылась по-другому: кроме туристической отрасли здесь есть также очень развитая горнодобывающая промышленность, возобновляемая энергетика, строительство, большие инфраструктурные проекты, банковский сектор, зоны свободной торговли (zonas francas), сельское хозяйство, очень развита киноиндустрия — множество голливудских фильмов снимаются здесь. И конечно, просто фантастический туристический сектор, здесь уже есть тысячи отелей, и эта сфера расширяется. Страна очень маленькая, но имеет 8 международных аэропортов и 16 морских портов и 5 терминалов, которые принимают круизные лайнеры.
— У вас раньше был опыт волонтёрской деятельности?
— Раньше у меня не было волонтёрского опыта.
— Почему вы стали волонтёром фонда?
— Волонтёром стала, потому что меня заинтересовала деятельность фонда. Считаю, что здесь занимаются очень важными вопросами, ведь образование детей — это инвестиции в будущее страны, а в условиях военных действий, скорее всего, многие не считают это первоначальной задачей. Также для меня было очень важным, что Фонд занимается исключительно гуманитарными проектами, не связанными с финансированием военных действий, и это его принципиальная позиция.
Очень мотивирует, когда видим результаты работы, когда в школе или детсаде оборудуют убежище, особенно если это касается критичных для здоровья детей вещей, например, вентиляции.
— У вас осталось много родных, друзей в Украине?
— Мама, брат с семьёй, дядя с семьёй. Очень много друзей в Киеве, Одессе, на Западе Украины. Есть такие, которые уезжали из Украины на время, а потом вернулись. Ведь никто не предполагал, что война будет длиться так долго.
— Поэтому вы решили помогать детям в Украине?
— Да, дети больше всего страдают от происходящего. У меня в Украине есть семья, и два племянника ходят в школу. Я не понаслышке знаю, что во время воздушных тревог дети не могут находиться долго в убежищах, тем более продолжать получать образование. Обычно там не только нет комфортных условий, но и есть опасность нанести вред здоровью. Также важно отметить, что для украинских детей почти два года пандемии и два года войны — это уже четыре года образования в ненормальных для них условиях. Четыре года в жизни ребёнка — это очень много. У меня у самой есть девятилетняя дочь, и для неё четыре года — это почти полжизни. Конечно, это не может не наносить вред нормальному обучению и жизни детей.
— Чем именно вы занимаетесь в фонде?
— Моя основная функция в фонде — это развивать коммуникацию в профессиональной сети LinkedIn. В последнее время меня также привлекали на другие проекты, например, коммуникацию с иностранными СМИ и антикризисные коммуникации. В общем, я готова помогать по любым вопросам коммуникаций.
— Расстояние волонтёрству не помеха?
— Несмотря на то, что я нахожусь на другом конце мира, а главный офис фонда находится в Казахстане, мне кажется, нам удаётся достаточно эффективно работать дистанционно. Также мне нравится, что в команде очень много крутых профессионалов и просто замечательных людей. Я приятно удивлена поддержкой Украины в Казахстане. Мне бы хотелось больше познакомиться со страной, и я готова участвовать в большем количестве проектов.
— Как много времени вы уделяете волонтёрству в фонде?
— Так как я сейчас являюсь независимым консультантом, я могу сама планировать своё время, поэтому мне удаётся находить несколько часов в неделю на волонтёрство.
— Вы знакомы с волонтёрской деятельностью в Доминикане? Можете рассказать об особенностях местных благотворительных фондов?
— У меня нет много информации о волонтёрской деятельности в Доминикане. Но работая много лет с юристами, могу сказать, что практически каждая юридическая фирма здесь имеет проекты pro bono, когда они предоставляют юридическую поддержку бесплатно тем, кто в этом нуждается. Также со стороны крупных компаний реализуются социальные проекты в разных сферах: образование, защита окружающей среды, культура. Также я часто наблюдала, как люди объединялись и помогали пострадавшим во время природных бедствий. Это Карибы, климат здесь может казаться достаточно райским, но у нас ежегодно есть сезон ураганов либо просто очень сильных ливней, и наводнения случаются достаточно часто. В компаниях, где я работала, мы обычно оказывали такую поддержку пострадавшим. Также регулярно собирают продукты и игрушки в школе, где учится моя дочь. Таким образом привлекают детей с раннего возраста в подобные проекты.
— Ваша дочь знает о том, что вы помогаете «Ангелам Свободы»?
— Да, мы это обсуждали. Она спросила, может ли передать украинским детсадам игрушки от неё. Пока думаю, как это сделать логистически. Она никогда не была в Украине, сначала пандемия, потом война не позволили нам приехать. Она постоянно спрашивает, когда закончится война.
— Как вы думаете, важно ли привлекать детей к волонтёрской деятельности?
— Я считаю, что очень важно. Мне очень нравится, когда школы собирают донаты либо участвуют в благотворительных проектах. Обычно дети очень вовлечены, и у них часто возникают очень хорошие идеи.
Несмотря на то, что я нахожусь на другом конце мира, а главный офис фонда находится в Казахстане, мне кажется, нам удаётся достаточно эффективно работать дистанционно.
— Ваш профессиональный опыт как-то влияет на восприятие текущей ситуации в Украине?
— На моё восприятие ситуации больше влияют личные аспекты, так как моя семья и много друзей находятся в Украине. С профессиональной точки зрения, я понимаю, что есть военная пропаганда с обеих сторон и много фейков. В связи с этим я очень критично отношусь к информации, которая распространяется. Конечно, есть «профессиональная деформация»: не могу не анализировать ситуацию с точки зрения коммуникаций, особенно высказывания политиков.
— А на вашу профессиональную деятельность война в Украине повлияла каким-то образом?
— В основном, мои клиенты находятся в странах Латинской Америки, поэтому не могу сказать, что что-то изменилось. Но есть несколько клиентов с юридического рынка Украины, и конечно, в маркетинге приходится учитывать условия, в которых работает украинский рынок. Пока успешно получается консультировать дистанционно, в Украине давно к этому привыкли.
— Был ли у вас опыт общения с людьми, которые поддерживают войну? Ваша профессиональная закалка помогла вам в этом общении?
— Не встречала людей, которые поддерживают войну. Во всяком случае, никто напрямую при мне такое не заявлял.
— Можете рассказать о событии, произошедшем в фонде, которое мотивировало вас помогать дальше?
— Очень мотивирует, когда видим результаты работы, когда в школе или детсаде оборудуют убежище, особенно если это касается критичных для здоровья детей вещей, например, вентиляции. Также очень радуют видео благодарности и рисунки, которые присылают дети в фонд.
— Были ли у вас сомнения в необходимости вашей помощи уже после того, как вы начали помогать в фонде?
— Никогда не было. Я понимаю, что важен вклад каждого волонтёра, как и каждый донат, пусть даже небольшая сумма. Вместе — мы сила!
— Продолжите фразу: «“Ангелы Свободы” — это…»
— «Ангелы Свободы» — это добро и забота о будущем украинских детей.
Ангелы Свободы
Интервью с волонтёрами